А. Стратилатов

Монахиня Фаина, в миру Васса Тихоновна Ковалева, родилась в 1886 году в праздник Преображения Господня. Родители ее жили в поселке Дудковском Области Войска Донского (ныне Ростовская область России), происходили из крестъян и отличались христианскм благочестием. Отец ее Тихон своей земли не имел, зарабатывал на жизнь тем, что копал людям колодцы. Мать звали Евдокией, ей так же приходилось работать, не покладая рук. Жили они в небольшом доме. Кроме Вассы в семье было трое детей. Братья Сампсон и Федор умерли в младенческом возрасте, осталась сестра Евфросиния.
Васса в младенчестве отличалась от остальных детей тем, что была очень спокойным ребенком: не кричала, почти все время спала. Родные в шутку говорили: «Монашеской будет», что впоследствии и сбылось.
Однажды, когда Вассе исполнилось два годика, мать решила покормить ее мясом,но девочка наотрез оказалась его вкушать. Мать насильно вложила ей в рот кусочек, но та его выплюнула, закрыла свое лицо руками и заплакала. После родители решили не мучить ребенка и не принуждали ее есть мясную пищу. В детстве Васса явно видела ангелов Божьих, которых Господь посылал хранить Свою избранницу от действий вражиих.
Когда девочке исполнилось шесть лет, родные, отправляясь в Киев на богомолье, взяли с собой и ее. Были они в Киево-Печерской Лавре, где поклонились честным мощам великих угодников Божиих. А когда паломники посетили Голосеевскую пустынь, то подвизавшийся там преподобный Алексий, когда увидел Вассу, предрек, что эта девочка будет великой молитвенницей. Предсказал старец и ее нелегкую судьбу, сказал, что в годину гонений за веру ей предстоит тюремное заключение, где придется питаться вместе с кошками и собаками. «Ты хоть ложечку, но оставляй в чашке для кошечек и собачек», - таким наставлением заканчивались его пророческие слова.
В школу Васса не ходила, священник приходил учить ее грамоте и Закону Божьему на
дому. Тетя Вассы, монахиня Фаина была насельницей Старобельского монастыря, однажды в
обители подошла к ней блаженная инокиня Параскева и сказала: «Божия Матерь ждет твою
племянницу». Девочка в это время исполнилось двенадцать лет и, когда она от тети услышала эти
слова, сказанные старицей, то в душе ее загорелся сильный огонь желания поступить в Старобельский монастырь. Когда их навещала монахиня Фаина, то Васса всегда просила тетю забрать ее с собой и всегда спрашивала: «Почему вы меня не берёте?»
В семье девочка прожила четырнадцать лет, когда ей шёл пятнадцатый год, тетя приехала за ней, чтобы забрать в монастырь. Как ни тяжело было расставаться родителям со своей дочерью, но они согласились и преподали отроковице свое благословение. Провожая ночью ее и монахиню Фаину в обитель, когда те переехали на другой берег речки, они услышали голос: «Пропала девочка, пропала». Это кричал бес - враг рода человеческого, смущая родительские сердца и признавая свое бессилие перед этим чистым ребенком, ставшим на путь пламенной молитвы и великих подвигов. Как только прибыли они в монастырь, инокиня Параскева встретила их, и обратилась к Васее со словами: «Дивуля, Матерь Божия тебя уже давно записала в монастырь, а ты дома сидела!» Сразу блаженная взяла ее под свою духовную опеку и определила ее на монастырский хутор в селе Писаревка на пекарню, где для обители выпекали хлеб. Послушанием ее было месить тесто, работа была очень тяжелой, но, несмотря на все трудности, новая послушница справлялась со своими обязанностями, укрепляя себя постоянной молитвой к Господу и Его Пречистой Матери.
Васса была высокого роста, стройной девушкой, хотя и не мелкой кости, умное лицо украшали голубые глаза, отличалась среди других смирением, кротостью, простотой в общении, больше молчала, имела ко всем нелицемерную любовь и уважение.
В пекарне ей пришлось трудиться семь лет, так как там постоянно было жарко, и донимали сквозняки, она тяжело заболела. Васса простудила легкие, у нее начала носом и ртом идти кровь, временами ее без чувств выносили на улицу. По просьбе игумений Аполлинарии один из старобельских врачей занялся лечением больной. Лекарством была настойка сулемы на водке. Но Васса, всегда избегавшая вкушения спиртного, не принимала этого лекарства. Игуменья, видя, что послушница не лечится, стала её силой заставлять пить лекарство. «Пей, пей!» - строго приказывала Аполлинария и не отходила до тех пор, пока Васса не выпьет. Васса же только держала во рту лекарство, но не глотала. «Только игуменья отойдет», - вспоминала позже матушка, - «а я возьму и выплюну водку, вдобавок и повыливаю это лекарство». Так и не смогли Вассу вылечить. Видя, что состояние ее здоровья не улучшается, ее отправили домой. Там ее мать лечила чайным грибом. Позже матушка рассказывала многим, какой он лечебный. Через год она оправилась от болезни и снова возвратилась в монастырь. Встретила ее инокиня Параскева и забрала с собой пасти свиней.
Находясь в полном послушании у своей старицы, Васса уверенно шествовала путем
монашеского делания. Со своей стороны, блаженная Параскева, как умудренная наставница, видя
все внутренние качества подопечной, развивала их, ведя к духовному совершенству. Отсекая
полностью свою волю, выполняя все требования матушки, послушница обрела душевный покой,
смогла избежать многих скорбей и напастей. Приучая свою ученицу к смирения и терпению,
инокиня Параскева часто давала ей подобного рода послушания: бывало, насыпет в мешок песка,
и заставляет болезненную Вассу нести его на монастырское поля несколько верст. Та безропотно
все исполняла. Когда вместе пасли свиней, матушка Параскева неоднократно говорила своей ученице: «О тебе напишут два акафиста и будут петь: «Радуйся, Фаино, свиней пасла». Так блаженная пророчески определила Вассе ее монашеское имя и дальнейшее ее посмертное почитание, как наставницы многих заблуд ших людей и духовной их окормительницы.
Когда пришло время отдавать сестру Вассы, Ефросинию, замуж, то родные приехали в
монастырь, чтобы забрать ее на свадьбу, но инокиня Параскева не отпустила ее «С рюмками нет в Царствии Небесном. Нам свадьбы не нужны» - ответила строго старица. Родственники Вассы уехали домой сами. Впоследствии не сложилась семейная жизнь у Ефросиний. Двое детей умерли маленькими, с мужем не ладила. Позже она тайно ушла к сестре, в Старобельский монастырь, где и была принята в число послушниц. А ее мужа долго терзали ее родные, думая, что он убил свою жену, пока не узнали о том, где она находится.
Впоследствии на Вассу возложили одно из самых тяжелых послушаний: ездить по селам со сбором на монастырь. Вместе с другими послушницами запрягли они монастырского коня Орлика в телегу и отправились в путь. Оторванные от монастырской жизни, нерегулярно посещая богослужения, переходили они из села в село, собирая жертву на содержание обители. Часто приходилось ночевать под открытым небом, терпели зимний холод и летнюю жару. Особенно тяжело было поздней осенью, когда шли бесконечные дожди, дули пронизывающие ветры, колеса телеги застревали в непролазной грязи. Не везде радушно принимали послушниц, бывали такие места, где не только не жертвовали, но даже и не разрешали переночевать. Приходилось все это безропотно переносить. «Двое яичек выпью и еду дальше» - вспоминала матушка. Но были и такие села, где жители с участием относились к сборщикам, давали им все, что кто мог. Особенно тепло их принимали в селе Чабановка, потому что из этого села, многие девушки были насельницами Старобельского монастыря, их матери очень радушно принимали сборщиц. «И искупают, и обогреют и постирают одежду, снесут, кто что может» - вспоминала матушка - «А когда приеду в Старобельск, рассказываю сестрам, что была дома у их матерей в селе Чабановке».
Когда наступали холода, отправляясь на сборы пожертвований, Васса одевалась в добротное, почти новое пальто, которое очень берегла, Блаженная Параскева, видя пристрастие своей ученицы к этой вещи, решила искоренить его. Однажды к ним пришел знаменитый тогда юродивый старец Емельян и стался ночевать на Писаревском подворье Скорбященского монастыря. Блаженная приказала Вассе отдать свое пальто, чтобы тот ночью им укрылся. Юродивый преднамеренно небрежно обошелся с ним так, что утром хозяйка обнаружила его крайне замаранным. Это так подействовало на Вассу, что позже у неё уже не было пристрастия не только к пальто, но и к другим вещам.
Так безбедно и шествовала Васса на высоту духовную, находясь под крепким материнским надзором духоносной старицы инокини Параскевы, которая бдительно сохраняла свою ученицу от всего душевредного и разнообразных козней вражеских. Наконец настало для нее время вступления в первую степень монашества - рясофор. При постриге ее нарекли Варфоломеей. Матушка Параскева однажды сказала Варфоломее: «Ты в монастыре игуменьей будешь.» «Матушка, что вы! Я ведь неграмотная!» - испуганно воскликнула Варфоломея. «Подожди, придет время, все к тебе буду идти кланяться, будут благословения у тебя просить. Ты будешь игуменьей, а я тебе помогать буду.» Понятно, что это предсказание относится к будущему. Когда будут мощи матушек в обители, и их будут чтить как святых.
Но вот наступили страшные временя: в 1917 году большевики совершила государственный переворот, начались грабежи, убийства, беспорядки, началось жесточайшее гонение на Церковь и ее служителей.
Зимой, в начале 1918 года, инокиня Параскева со своей ученицей были в Киеве, где поклонились всем святыням православной колыбели Святой Руси. 20 января был зверски убит митрополит Владимир, и матушки сподобились видеть истерзанное тело этого священномученика. С тревожными сердцами возвращались они в родную обитель. Неспокойно было тогда и в Старобельске: громили его различные банды, захватившие власть большевики начали непримиримую кровавую войну с Церковью. Трагическим в судьбе Старобельского Скорбященского монастыря оказался 1924 год, сюда явились обновленцы. Эти волки в овечьих шкурах потребовали от монахинь, чтобы те подчинились их порядкам. Но их усилия оказались тщетными - почти все населеницы твердо стояли в вере и не пожелали изменять Уставу Православной Церкви под началом святителя Тихона, патриархи Московского и всея Руси. Впоследствии сама матушка об этих событиях вспоминала так «Приехали обновленческие священники, подстрижены и подбритые (раньше духовенство этого не делало), выстроили монахинь в Преображенском пределе Троицкого храма, а сами стали на амвоне. Они хотели принудить нас подписаться под их документами, но монахини стояли молча и только некоторые подписались». Видя стойкость насельниц обители, возгорев бессильной злобой, при помощи советской власти они начали против них проводить настоящий кровавый террор. Монахинь разогнали, часть из них попали в тюрьмы и лагеря. Одних расстреляли прямо в монастырских стенах, некоторых закопали живьем.
Старице Параскеве и инокине Варфоломее, пришлось с великими скорбями и
слезами оставлять родную обитель навсегда. Знала блаженная Параскева, что не придется уже переступить своими ногами ее порога. Но открыто было ей и то, что вернутся они в нее по своей блаженной кончине, когда наступит время славного ее возрождения.
Кто может выразить то чувство, ту скорбь, которую имели в то время изгнанные из обители матушки. Ведь немногие имели в то время родственников в Старобельске и его округе. Гонимые, без жилья и пищи, а порой и без необходимой одежды, они жили где попало: у чужих людей, в сараях для скота, терпя страшны лишения и скорби. Что чувствует птица, когда разрушают её гнездо? Что чувствует душа человеческая вышедшая из тела? То самое чувствовали невинные страдалицы, уневестившие себя Христу. Они сроднились со святой обителью, стали как бы одним целым, всё у них было общее и скорбь и радость, жили они одной большой дружной семьей. Главная цель у всех была одна: достигнуть спасения. Ведь их заставила пойти в обитель не какая-то корыстная цель, а любовь ко Христу.
Изгнанные, они до самой смерти скорбели о том, что лишились возможности жить в своей обители. С большой любовью все они вспоминали монастырскую жизнь, в том числе и матушка Фаина. Когда, бывало, она проходила в послевоенные годы мимо стен обители, то всегда пристально с любовью смотрела на неё, часто произнося: «Ведь это наша обитель!» И как ей хотелось снова жить в ней, но безбожная власть лишила их этого великого блага.
Когда закрыли монастырь и разогнали его насельниц, инокине Варфоломее было уже тридцать семь лет от роду. Вместе с матушкой Параскевой они испытывали большую нужду и терпели невыносимый голод. От физического истощения кружилось в голове, не слушались обважневшие ноги. Силы каждый день покидали Варфоломею, и она как-то сказала своей старице: «Не могу больше сидеть, ничего не делая, голодная». Видя состояние своей ученицы, блаженная нашла ей работы: устроила прислугой к одному священнику. Тот для своей служанки купил новые сапоги, кофту, юбку и все красного цвета, заставил снять монашеское одеяние и носить эту светскую «революционную» одежду. Пришла к ней в гости матушка, увидела свою послушницу в новом наряде и строго сказала священнику: «Что, красные копыта ей купил? Нет Варфоломея не твоя, а моя!» Матушка Параскева начала говорить Варфоломеи: Пойдём отсюда!» Но та не хотела.«Не пойду, все укоряют, что не работаю.» Блаженная видела, что постепенно Варфоломея стала отвыкать от монашеских правил, больше склоняться к светской жизни. Это хорошо видела прозорливая матушка и стала усиленно молиться о ее погибающей душе. Наложив на себя строгий пост, три дня она провела в пламенной молитве, взывая к Господу и Царице Небесной о вразумлении и спасении своей ученицы. Молитва великой подвижницы была услышана.
Вскоре, инокиня Варфоломея получила письмо, в котором сообщалось, что скончалась ее мать. Это известие очень опечалило ее и, когда священник пришел домой, то она стала просить его: «Батюшка, моя мама умерла, ее надо запечатать». На что последовал неожиданный ответ: «А что, ты думаешь, у твоей мамы душа есть?! Вот, что бутылку сургучом запечатать, что твоя мать умерла и ее печатать. Вот и все!» Происшедшее так поразило ее, что она не знала, что делать. «Я начала плакать, - рассказывала позже матушка - что у моей мамы души нет. Пришла матушка Параскева, я ей стала все рассказывать. На мне тогда были сапоги, подаренные батюшкой. Блаженная говорит: «Снимай их, юбку и кофту тоже!» Когда я это все сделала, матушка взяла сапоги и, отворив дверь той комнаты, где был батюшка, бросила их со словами: «Ты не батюшка, а конь с копытами!» Меня же, взяв за руку, увела оттуда. После матушка сказала мне: «Это я поместила тебя для того, чтобы ты знала, какие будут священники».
После этого угодницы Христовы направились в Успенско-Серафимовский (Раздабаровский) женский монастырь, там служили настоящие священники, которые остались верными святейшему патриарху Тихону и не принимали обновленчества. Здесь блаженная Параскева стала прозревать предстоящую кончину, говорила своей ученице: «Я уже скоро буду отходить в загробную жизнь». Когда их приняли в число насельниц обители, она представила свою ученицу к постригу в манию, считая ее достойной этого монашеского звания. Готовившиеся в этой обители принять постриг соблюдали строгий пост - семь дней не вкушали пищи. Инокиня Варфоломея, выдержала это испытание, была пострижена в мантию с именем Фаина, как и предрекала блаженная. «После пострига, - вспоминала матушка Фаина, - блаженная Параскева взяла меня в свою келию и отпаивала чайком с сухариками, наставляла меня: «Мы отреклись от всего земного. Слышала, как звонили перед постригом? Как по мертвому. Вот мы и должны умереть для мира, ни к чему не привязываться».
Эти простые слова выражают глубокий смысл всей монашеской жизни. Принявший монашество отрекается от мира и всех его прихотей и прелестей. Это крепко усвоила Фаина на всю жизнь и от завета блаженной Параскевы не отступала ни на шаг. Знала, что монастырская жизнь продлится недолго и скоро придется жить в миру, полном различных соблазнов и искушений, готовилась к предстоящим испытаниям.
В сентябре 1928 года Раздабаровский монастырь был закрыт, все населеницы были изгнаны из него. Началось жестокое гонение на верующих: аресты, ссылки, расстрелы. Монахини старались держаться вместе, селились большими группами, так легче было выжить в это трудное время. Ради пропитания нанимались на разную работу, многие пошли в прислугу, часто приходилось просить милостыню. В Кременной арестовали сразу двенадцать монахинь, только в Михайловке им жилось спокойно, местные власти относились к ним лояльно.
Многие люди боялись пускать матушек к себе в дом. Часто матушки не знали, где и главу приклонить. За то, что они просили милостыню их неоднократно избивали. Все это терпела и матушка Фаина. Но никакие беды и скорби не могли её поколебать и заставить изменить свой образ жизни. Она была готова терпеть всё, лишь бы не нарушить, данные ею, монашеские обеты. Нужда заставляла матушку Фаину просить милостыню. Боголюбивые люди давали ей кто, что мог, кто пищу, кто деньги. Поначалу она данную ей милостыню использовала только для своих нужд, ни с кем не поделившись. Но вот ночью к ней явилась девица насказанной красоты и сказала: «Что ты для себя только живешь? Надо в одну руку брать, другой раздавать». Это сновидение повторилось еще два раза. На третий раз матушка спросила: « Кто ты?» Та ответила: «Святая Татиана» - и исчезла. Матушка Фаина поняла, что это явилась сама мученица Татиана, чтобы её вразумить. После этого она всегда стала щедро делиться с нуждающимися.
Однажды был случай, что никто ничего не дал матушке, когда она просила милостыню ради Христа. Тогда она, доведённая до крайности, написала на бумажечках слово «СЧАСТЬЕ» и стала предлагать людям: « Кому счастье?» Суеверные люди сразу же купили у неё все бумажечки со "счастьем".
Таким способом она заработала себе на пропитание. Но вскоре она поняла, что поступила неправильно и всю жизнь об этом сокрушалась и каялась.
Однажды матушка с другими монахинями работала в поле, заготавливая сено. Началась гроза, одна молния ударила рядом с монахинями. Две из них м. Ермиония и м. Ангелина упали бездыханными. Их тут же и похоронили. Но вот ночью они обе явились м. Фаине и сказали ей; «Сестричка, ведь нас то живыми закопали, как мы мучились! Молись за нас». - и исчезли. Матушка всю жизнь молилась за них, совершая много поклонов.
Вместе с гонениями на Святую Церковь власти провоцировали и ее раскол, активно поддерживая так называемых обновленцев, захвативших значительную часть православных приходов.Блаженная Параскева и монахиня Фаина твердо стояла за Православную Веру, вели откровенную борьбу против обновленцев, не боялись, что за это могут поплатиться своей жизнью. Позже об этом времени сама матушка вспоминала: «Когда пошло обновленчество, начался спор между батюшками, блаженная Параскева послала меня в город Славянск на съезд тех и других священников. Многие выступали с речами: одни поддерживали православных, других обновленцев. Одна женщина встала и, разругавшись, сказала, что ей одинаково, как будут служить, лишь бы служили. Я тоже выступила. Меня поставили на возвышенное место, о чем говорила, точно уже не помню, но знаю, что сильно обличала обновленцев. Помню только свои слова: «Попики, вы замазались грязью и нас туда ведете». На этом собрании бесстрашно выступил против обновленцев диакон Илларион. После собрания его убили. Остались сиротами пятеро детей». Позже матушка просила всегда молиться о успокоении души убиенного диакона Иллариона.
Матушка Фаина горела желанием пострадать за Православную веру, и после убиения диакона Иллариона, она открыто стала спрашивать: «Где вы дели нашего диакона?» Ей стали угрожать, приказывали, чтобы замолчала: «Уходи, а то и тебе будет тоже!» - но в тот день её не тронули.
В конце двадцатых годов, когда, после смерти Патриарха Тихона, управлявший Церковью Патриарший местоблюститель митрополит Сергий (Страгоролский) под давлением властей принял Декларацию лояльности к богоборческому режиму, все бывшие Раздабаровские монахини во главе с игуменией Херувимой перешли под окормление пастырей Истинно-Православной Церкви. Возглавляли ее епископ Гдовский Димитрий (Любимов) и Воронежский Алексий (Буй), стоявшие на позициях Патриарха Тихона. К этим епископам благословлял обращаться верующим знаменитый священномученик Кирилл (Смирнов) митр. Казанский, Он тоже выступил «Я и другие архиереи против действий митрополита Сергия (Страгородского), который превысил свои полномочия Заместителя Патриаршего Местоблюстителя. Многие священнослужители, монашествующие, миряне были возмущенны действиями митр. Сергия. Они отказались поминать на богослужении митр. Сергия.
Власть начала страшное гонение против «не поминавших митр. Сергия» По этому верующие стали скрывать от взоров своих гонителей. В Лисичанске тайно совершал службы иеромонах Кирилл (Черненко) Сначала он служил в Храме с. Белянка, а с усилением гонения начал службы совершать на дому в г. Лисичанске. К этому исповеднику, истинному пастырю Церкви Христовой, стекалось множество монашествующих и мирян. Они подчинялись еп. Алексию (Бую). К нему в 1930 году, в Воронеж ездила м. Фаина и м. Антонина (Фенёва) по церковным делам.
В 1931 году во время тайного богослужения были арестованы иеромонах Кирилл с верующими людьми, среди них были м. Фаина и м. Антонина, также были псаломщик Иван Беловолов, Григорий Герасименко, сестра м. Фаины Ефросиния и др.Все они были брошены в тюрьму .Это не первое тюремное заключение было для м. Фаины. В 1927 году в г. Старобельске за «пение псалмов на рынке» она две недели отсидела в тюрьме.
Началось следствие на котором м. Фаина и м. Антонине были предложены нелепые обвинения, например их обвиняли в контрреволюционной деятельности, что матушки полностью отрицали. Им вынесли приговор: отправить этапом в Казахстан на три года. «Когда я была в тюрьме, - вспоминала матушка, - прислали мне, кто - не знаю, посылочку, в которой были сахар и сухарики. Вскипятила я чаю. Люди, бывшие со мною, подошли ко мне, им давала по сухарику и кусочку сахара с кипятком. Когда уснула, явился мне мой папа покойный и говорит - Мне дочечка мало. - Я отвечаю: «Папаша, видите, у меня ничего нет». И вдруг, я очнулась на небе, папаша мой в такой ризе красивой, что не передать. Я хотела его рукой взять, а он и говорит мне: «Дочечка, ты не возьмешь, мы бестелесны, ты только можешь видеть». На руке у него висело полотенце, а в руках - котелочек. Я говорю: «А где вы взяли это полотенце?» Он отвечает: «При жизни подал людям, чтобы и мама не знала». Подошел к нему св. Николай Угодник взял у него котелочек набрал ему молока.
А я говорю: "Папаша, а мне?" Он отвечает: "Приобретай! Приобретай, дочечка, на земле».
Я ходил к Господу и просил: «Господи, наше чадо на земле. Возьми ее» - Господь же ответил: «Пусть она с земли еще подает вам». Когда провожал меня папаша, сказал мне: «Дочечка, молись всегда неотложно св. Иоанну Крестителю и св. Георгию Победоносцу». И вот, я опять очутилась на своем месте, где подавала чай и сухари».
Матушку отправили в ссылку в Казахстан. Ссылка оказалась очень трудной - приходилось выполнять непосильную работу. Заставляли местным жителям носить воду, бывало, по шестьдесят ведер приносила. Жара невыносимая, мучает голод, а никто и куска хлеба не давал. Вот и ела она то, что ставили в мисках для кошек и собак. Сбылись пророческие слова старца Алексия, сказанные в Киеве, когда она была еще ребенком. Подойдет матушка, приласкает животное и тихонько возьмет еду из чашки, но не всю, оставит и для него. Так и выжила. Когда м. Фаина возвратилась на родину, то в поисках пропитания, нанялась на работу в г. Артёмовске к евреям в прислугу. Несладко жилось там ей, но уйти от них у неё не получалось. Евреи её не отпускали, так как она очень хорошо справлялась со своей работой. Наступил какой-то еврейский праздник, евреи устроили празднество, а м. Фаину удалили из дома, так как ей нельзя было в это время там быть. Она сидела на дворе и горько плакала, ей было уже очень тяжело быть здесь прислугой. Добрые люди увидели это. Через время они подошли к евреям и начали спрашивать: «Почему вы её не отпускаете?» Те в ответ стали говорить, что она хорошо справляется и очень им нужна. Но люди стали просить их: «отпустите её, ведь она монашка, посвященная Господу. Если не отпустите, Господь вас накажет. Евреи вняли словам православных и отпустили м. Фаину.
В 1936 году м. Фаина и ее сестра Ефросиня на станции Попасная были арестованы и привлечены к суду, но были оправданы.
Ещё вспоминала м. Фаина в разговоре с. Клавдией Свистулой (+ 2000г.), что её отправляли позже ещё в ссылку. В ссылке их часто заставляли заходить в реку Иртыш и там что-то промывать. Там матушка окончательно подорвала своё слабое здоровье. Возвратилась матушка во время войны. К глубокому прискорбию она узнала о кончине своей духовной матери, матушки Параскевы. Страшная скорбь охватила сердце м. Фаины. Ведь задолго до этого м. Параскева неоднократно ей говорила, что они вместе будут жить в Старобельске. Эти слова всегда укрепляли м. Фаину. Она надеялась, что ещё будет хорошее время, когда они будут снова вместе. Что же м. Параскева мне так говорила?» - восклицала горько плача. Тогда он и не думала, что это предсказание относиться к далёкому будущему, когда они вместе мощами будут почивать в родной обители.
Своего дома м. Фаина не имела, паспорт принимать отказалось, жила у разных людей, где придется.
В 1948 году матушка Фаина некоторое время жила в городе Старобельске у одной старушки Гликерии Петровны. Вместе с ней здесь проживали и другие сестры обители: монахиня Валентина, монахиня Руфина и инокиня Мелитина. Занимались они рукоделием, тем и кормились. Во время голода м. Фаина всячески помогала людям, чем могла, кому продуктами, кому добрым советом. Она стала преемницей м. Параскевы. Блаженная в своё время говорила м. Фаине: «Я бы могла тебе дать и дар пророческий, но ты его не понесёшь». Наделённая многими духовными дарованиями, она стала духовной старицей для верующих. Не одного человека спасла она от духовной гибели, от плохих людей. Подавала матушка обильно не только вещественную помощь, но и духовную. Знавшие её всегда с благодарностью вспоминают о ней.
Внешне матушка казалась полной, по причине крупного телосложения и чрезмерного количества одежды, которую она носила на себе. Эту одежду называла «гардеробом». Так она, незаметно для других, утесняла свою плоть. Одежды было столько, что в ней невозможно было нормально лежать. Эта мнимая полнота матушки многих соблазняла. Люди считали, что она непомерно вкушает пищу, и говорили нелестные слова о матушке. Однажды Иван Груздо, соблазнившись мнимой полнотой м. Фаины, все говорил: «Да разве это монахиня!?». Однажды матушка призвала его к себе, и при некоторых свидетелях сказал: «Ну, Ваня, ты сейчас меня раздевать будешь». Он испугался, не хотел, отказывался, но матушка настояла. И она начал помогать матушке, снимать кофты: 1,2,3,4,..., пока матушка не осталась в нижней одежде. Только тогда всем стало ясно, что м. Фаина очень худа - «как соломинка». Иван в страхе упал на колени перед матушкой и просил у нее прощения, а рядом, по воспоминаниям очевидцев лежала большая куча одежды.
Матушка была очень доброй, ласковой. Даже само лицо её как бы излучало доброту. Постоянно, она пребывала в молитве, была делательницей Иисусовой молитвы, которую заповедовала творить и другим. В черте ее характера была особенность, она никогда не говорила вкусная ли пища или нет, которой её кормили. Также нельзя было услышать от неё красивая ли одежда или нет, которую ей жертвовали. Во истину, она была мертва для мира сего и его красот. Наделённая духовными дарованиями она вышла на многотрудное старческое служение для спасения ближних. Вскоре у неё начали появляться духовные чада. Воспоминание одной из ее учениц. Анастасии Тимофеевны Широбоковой, приводим ниже: «Впервые м. Фаину я увидела на Рождественских святах в 1943 году у тети Шуры. Она сидела рядом со мной в квартире на длинной скамейка. Я не знала, кто она. Думала, что какая-то бабушка пришла откуда-то. Она сидела и как бы дремала, немного пошатываясь. Она была справа от меня. Вдруг м. Фаина поворачивается ко мне и говорит: «С моего колодца будет вода литься, а вы будете пить». - Я повернулась к ней и думаю: « Что это бабушка говорит?». Она же на мои мысли ответила «Я буду говорить, а вы будете слушать». Я работала в г. Старобельске на овощной базе, ходила за 5км. домой в село. Стала и матушка ходить туда к моей сестре, у которой я жила. Часто я задерживалась на работе, приходилось оставаться ночевать в Старобельске. Так вот, в тот день, когда я должна была придти домой, матушка говорила сестре: "Стели поперек кровати". Если я не должна была придти, то она говорила: «Стели. Варя, вдоль». Кончилась война, уехала в Кадиевку, не видела я матушку 4 года. Поехала, наконец, я до сестры. Это было в мае, была Пасха. Когда я приехала, спрашиваю у сестры: «Матушка ходит к тебе?». Она ответила, что давно была. Не успела я отдохнуть, как приходит матушка и сразу же говорит: «Дай мне 2 рубля - я починю ботинки». А потом спрашивает у меня: «У вас в Кадиевке в больнице люди лежат?». Я отвечаю: «Лежат». «А они умирают?». И так три раза спросила. Я отвечаю: «Не знаю, умирают или нет...» Приехала я, и через 2 месяца положили меня в больницу, на операцию. Я до операции 2 недели лежала и думала: «Умирают ли люди или нет?» Вот и подремонтировала ботинки! Я что только не передумала тогда. В то же время моя сестра Варя заболела ангиной, да такой сильной, что чуть не задавило ее. Привезли ее с деревни в город, в больницу. Когда уже были в больничных воротах, откуда-то появилась матушка. «Варя, на тебе платочек носовой». Та взяла и спрашивает: «Зачем он, матушка?». «Утрись им, - ответила м. Фаина. Та утерлась этим платком и сразу же ангина прорвалась (т.е. прорвались опухшие гланды) - сестра пошла домой. Когда моя дочь Вера окончила 10 классов, я все добивалась, куда ее определить учиться. Матушка сказала: «Пусть она приедет в Кисилевскую балку, к источнику». Я отправила Веру к источнику вместе с бабушкой Полей. Это было на Воздвижение. Приехала туда и матушка с моей сестрой. Когда они шли к источнику, по дороге ехала свадьба, и матушке бросили «шишку». По дороге девочка с одного двора вынесла им напиться воды. Женщины же. там бывшие, стали просить м. Фаину, чтобы она отдала «шишку» той девочке, но матушка ответила: «Нет, это не для нее». Когда пришли к источнику, пришли туда и баба Поля с Верой. Матушка сразу же вручила «шишку» Вере. Моя сестра и говорит: «Верочка это тебе матушка предсказала, что замуж выйдешь». Вера заплакал: «Я еще молодая». Так и получилось - через 10 месяцев Вера вышла замуж. Я у матушки спрашиваю: «А что с шишкой делать, куда ее?». М. Фаина отвечает: «Засушить, да и будет на память. Да она так будет и здесь не будет, да и дите будет» - так все и сбылось. Они разошлись - вот и засушилась шишка.
Приехала как-то Вера к нам, в Кадиевку. Она вышила картину: охотник стреляет в орла. Когда работа была закончена, то она показала свою работу матушке «Посмотрите, матушка», М.Фаина посмотрела, и говорит: «Хороша вышивка. Будешь сама воспитывать детей. Продашь и хлеба купишь». Так сама и воспитывала детей. А тогда еще детей не было, да и замужем она тогда еще не была.
Была у меня знакомая женщина, она заболела. Матушка никогда ее не видела. Эта женщина дала мне яблоки. Когда я была у нее и она просила, чтобы я поехала с нею к источнику, в Киселевую балку. Я пришла домой, и вот, приходит ко мне матушка. Я даю ей эти яблоки и говорю, что одна больная просится поехать к источнику. Матушка взяла яблоки, перекрестилась и говорит: «Царство небесное». Я подумала, что она поминает за упокой сродников больной и спрашиваю: «Везти ли ее к источнику?» Больная, - говорю, - наймет машину у соседа, а я покажу дорогу».
Матушка же мне говорит: "Царство небесное. Не надо везти, она скоро умрет"
Так произошло - прожила эта женщина еще один месяц и умерла в тот же день и в тот же час, в который говорила матушка, хотя больную она никогда не видела. Я еще спрашивала за другую больную, свою соседку Фросю. Она приходила ко мне за 3 дня перед этим. Пришла, и так заплакала перед иконой, и говорит мне: «Будете ехать к источнику, возьмите и меня», На мой вопрос о Фросе м. Фаина ответила: «Эта скоро умрет, не надо везти». Так и случилось. Полтора месяца прожила и умерла. Матушка же ни эту, ни другую больную никогда не видел».
Матушка искусно спасала своих духовных чад от бед и греховных поползновений. Сестра Анастасии, Варвара, находилась в преступной связи с одним мужчиной. Матушка Фаина заставила её отойти от греха и принести в этом покаяние.
Враг, видя деятельность матушки, решил ей отомстить. Муж Анастасии в сатанинской злобе начал в доме переворачивать иконы, а когда пришла м. Фаина, то погнался за нею с ножом. Но Господь поразил его слепотой, и он получил наказание за свои действия. Анастасия и сын её сестры Никита Тимофеевич Носаль (+1998) были духовными чадами и главными благотворителями м.Фаины. Они ей помогали, чем могли. Она их руководила духовно. Ещё во время войны, Никите явилась Божья Матерь во всем белом одеянии и сказала ему: «Ты должен будешь хранить женщину». Позже ему пришлось много помогать м. Фаине. По ее благословению он никогда не женился. «Какая бы тебе не попалась красивая, не женись» - сказала ему матушка. Но враг не оставил Никиту без искушений. Одна девица уязвилась нечистой страстью к Никите. Матушка встретила её на улице с сестрой и грозно сказала им: «Что вы, как козы, бегаете за ним? Он не ваш, он послушник м. Параскевы» - и этим строгим вразумлением разрушила козни вражьи. Другим же говорила: «Я хочу чтобы они спаслись (Послушником м. Параскевы она его называла по такому поводу. Когда Никита был младенцем в. их дом приходила м. Параскева, брала малютку Никиту на руки и несла к Покровскому храму в г. Старобельске. Прозревала блаженная, что это будет истинный раб Божий. Однажды, когда м. Параскева понесла его на Пасхальную заутреню. во время освящения куличей, комсомольцы стали в вверх стрелять ракеты, бедные люди в том числе и м. Параскева с Никитой стояли обсыпаемые огненными искрами.
Однажды вызывает к себе м. Фаина Анастасию и Варвару и говорит им: «Сейчас вы будете мерятся на палке, чей верх будет». Верх оказался Анастасии. Тогда м. Фаина надрезала палку и переломила её, дав Анастасии со словами: «Ты будешь воевать, а Варя будет тебе помогать» Идет домой Анастасия и думает: «Где же это я воевать буду, а Варя будет помогать?» Но вскорости, всё стало ясно: две молодые женщины начали набиваться в«хозяйки» к Никите. Вот и пришлось Анастасии и Варваре гонять этих «невест».
Лично сам Никита незадолго до своей кончины рассказывал, что по молитве м. Фаины на день Св. Пасхи явно видел на солнце церковь и колокола. От подробных объяснений он по смирению уклонился.
В сталинское время Никита сидел и в тюрьме. Перед самым приходом его домой к Варваре приходит м. Фаина и говорит: «Смотри, не рубай петуха». Прошло немного времени. возвращается Никита домой, мать на радостях, забыв предсказание матушки, рубает петуха. Но радость обратилась в печаль. В это время в селе был убит председатель колхоза. Первым в число подозреваемых попадает Никита, только что пришедший с тюрьмы. Милиция явилась к нему домой и увидев на одежде Никиты петушиную кровь, арестовали его. Варвара в слезах прибежала к матушке. Та выслушав её, успокоила сказав: «Всё уладиться». А сама стала на молитву. По молитве м. Фаины произошло чудо: в милиции подбросили анонимку, где написали причину убийства. Оказывается, председатель тайно торговал семечками и сильно притеснял колхозников, за это его и убили. Вскоре преступление было раскрыто, а Никита был оправдан и отпущен домой.

Другими близкими духовными чадами были у м. Фаины Мария Рябухина и её дочь Евдокия.Во время войны Евдокию отправили копать окопы. Она перед отъездом зашла к м. Фаине и просила её святых молитв. Ехать пришлось на поезде. Вскоре налетели немецкие самолёты и начали бомбить. Поезд остановился, дали команду уходить. Всё бросились в лес. Когда Евдокия в лесу посмотрела вокруг себя, то ужаснулась: она была среди двадцати мужчин. Сильный страх овладел ею, она взмолилась к Богу и Пресвятой Богородице. Вдруг к ней подошёл мужчина, имя его было Иван. Он взял с рук перепуганной Евдокии сумку и тихо сказал: «Я боюсь Бога, вдруг кто спросит, скажешь, что ты моя сестра». Так он её привел к месту, где была основная часть людей. А в это время Мария пришла к матушке Фаине и говорит: « Матушка, помолитесь за мою дочь, она сейчас в окопах» А м. Фаина ей ответила: «Не в окопах, а среди огня!» Встала и начала молиться. Марию матушка любила за её благочестие, смирение души, за простоту сердца. Часто бывала м. Фаина у Марии, совершала поминальные обеды у неё. А ее дочь Евдокию наставила жить чисто по-монашески, укрепляя в многообразных скорбях и искушениях. Когда Евдокия терпела нападки от ближних, то м. Фаина возьмёт её крепко за руку и скажет: «Терпи, терпи». Враг рода человеческого, видя Евдокию, шествующую путём спасения начал наводить смущающие помыслы, что она избрала неправильный образ жизни. Когда были они с м. Фаиной в Киеве, в Печерской Лавре она решила спросить об этом прп. Кукшу Одесского. Подошедши под благословение великого старца она думала поведать ему своё смущение, но он прозревая её душевную борьбу, её благословил и сказал: «Да, тебя же сам Господь избрал, да тебя же сам Господь укрепляет, да тебя же сам Господь наставляет!». Пораженная прозорливостью преподобного, она сразу обрела душевный мир и ещё большим усердием стала подвизаться под руководством м. Фаины.
Однажды приходит к Марии м. Фаина. А та, с дочерью поливают кружками растения на огороде, так как долго не было дождя. «Да разве кружкой польешь?» - воскликнула матушка. «Мария отпусти мне Дуню, мы пойдем помолимся, чтобы дождь пошёл». «Берите матушка.». «Только так, дней на пять».
Отпустила мать Евдокию с матушкой. Только вышли в поле, стала м. Фаина на колени, подняла руки к небу и стала молиться. Прошло немного времени, появились тучи, затянуло небо, пошёл дождь. Матушка опустила руки, встала и говорит Евдокии: «Ну пошли, пусть мать отдыхает». И пошли, куда было надо м. Фаине. Вспоминает Евдокия Васильевна Рябухина: «Как-то мы с м. Фаиной поехали к ней на Родину. Когда была она в Азове. то узнала от людей, что долго не было дождей, так что вода в Азовском море стала, уходить от берегов. «Пойдет, помолимся» - сказала мне матушка. Целый день мы ходили возле берега. Матушка всё время горячо молилась о ниспослании дождя. « Господи, Царица небесная, услышь нас, никто не хочет молиться, погибаем..» - взывала иногда м. Фаина. Только вернулись к себе, как пошёл обильный дождь.
Мало кто при жизни м. Фаины понимал, что она угодница Божия. Так, инокиня Мелятина говорила о матушке: «Она в прелести». Но матушка не только не обижалась, но и возила ей продукты, так как одно время Мелетине и есть было нечего. Сильно не любила матушка лицемерия. «Я ненавижу лицемерие» - неоднократно говорила м. Фаина. Мне матушка говорила, через сколько лет перевезут мощи м. Параскевы в Старобельский монастырь. Но я тогда была молодая, не обратила на это внимания и вскоре забыла.
Однажды говорит мне матушка: «Придет время, как будут потом за меня спрашивать, ты все расскажи: (А мне матушка подробно рассказывала о себе, о своем детстве, о жизни в обители) Я же век кликнула: «Да кто за вас спрашивать будет!» - не веря её словам. «Придет время будут спрашивать» - уверенно ответила матушка. Снова говорит: «Придет время, меня прославят за меня два акафиста напишу г. Как умру, каждой моей тряпкой дорожить будете». «Да что вы говорите, матушка, кому вы нужны будете!?» - не верила я словам матушки. «Вот неверующий Фома! Доживёшь увидишь!»
Так всё и исполнилось. Когда в монастыре, в Старобелъске, начали собирать сведения о м. Фаине, явилась она мне ночью и строго сказала: «Я же тебе говорила, чтобы ты всё о мне рассказала, а ты что!?» Я в тот же день поехала в монастырь и всё рассказала о м. Фаине. Был еще такой случай: утонул мальчик, матушку позвали читать по нём псалтырь. Матушка читала и вдруг, во время чтения впала в дремоту. Ей явился утопший и сказал: «Вы бы лучше мою маму научили читать псалтырь. Я потому утонул, что Господь её накатит ведь она у трёх деток отца забрала. Но, чтобы ее Господь услышал, пусть она отца детям отпустит. У матушки Максимиллы есть лишняя псалтырь,» - и исчез. Очнулась м. Фаина и позвала хозяйку, та пришла. «Надежда, а что это у тебя за муж?» «Муж». - смущенно ответила хозяйка « Говори правду. Мне явился твой сын и всё рассказал». И рассказала видение. Потом пошла к м. Максимилле. взяла у нее псалтырь и научила Надежду читать, а её муж ушёл к своей семье.
Были мы как-то у матушки Арефы. Она лежала долгое время не поднимаясь. М. Фаина сказала: "Она сияет, как солнце, перед Господом» Так она угодила Господу, что безропотно переносила болезнь. Матушка Фаина всегда усердно молилась Святым Отцам Семи Вселенских Соборов. Многим своим духовным чадам заповедовала тоже молиться этим угодникам Божим. говоря, что они разрушают козни вражьи.
Одна женщина решила ис греби гь во чреве ребёнка. Матушка Фаина. по своей прозорливости, узнала об этом. Она пошла по людям, и стала собирать пеленки говоря, что родился ребёнок, пелёнок нет. Потом поселилась рядом с домом, где жила женщина и усердно молилась, чтобы Господь вразумил оту женщину. Господь услышал Свою угодницу. Женщине было какое-то страшное видение и когда она, испуганная вышла из дома, к ней подошла м. Фаина Она вразумила женщину и сказала ей. что родится сын, который будет её кормильцем. Так всё позже и было.
В городе Краснодоне жили супруги Михаил и Татьяна. Жили они плохо. Михаил, часто бросал свою жену, шёл к другой, потом вернётся, снова уйдет и так постоянно. Татьяна была слабая здоровьем. И вот, однажды, когда я шла с м. Фаиной, нам встретилась Татьяна. Матушка ей говорит: «Вот Дуня помолится за тебя и ты будешь жить с Михаилом, а то тебе нег де и приютиться, а он долго жить не будет». Татьяна поклонилась, благодаря матушку. Вскоре всё сбылось, как сказала м. Фаина. Она но своему смирению, прикрывала го, что она сама молится за людей. Так было и другой раз. Однажды говорит мне матушка: «Давай Дуня помолимся, чтобы Анна не вышла замуж». Помолились мы вместе с нею и до сих пор Анна живёт с матерью. Старается жить по заповедям Божим.
Имела матушка Фаина дар исцеления. По по своему смирению она прикрывала его водой с Киселевой балки, делая вид, что это вода исцеляет- людей, а не она своей молитвой. Таких чудес которые матушка делала водой, уже нет. хотя и сейчас многие исцеляются в Киселевой балке. Приведу пример. Бывало, заходит она к своим шакомым, лежачим больным и говорит. «Повторяйте за мною: верую, Господу помоги моему неверию!. И кропит больных водой из Киселевой балки люди на глазах вставали совершенно здоровыми. Ходила м. Фаина часто в Киселеву балку. Бывало идут пешком человек 50. когда меньше. По дороге матушка начинала перечислять грехи, якобы ею сделанные: «Детей поели, .мужей поменяли и прочь». Называет грехи, а каждый, кото это касается, понимает, что о нём говорит матушка. По своей прозорливости она открывала сокровенные грехи, а понимал чьи они, только тот, кто их сделал. Как люди приходили в раскаяние! Идут, бьют поклоны, стыд и страх охватывает всех. Так до Киселевой балки все доходили духовно очищенные
Однажды вместе со всеми в Киселеву Балку, шла женщина. Мария, в ней жил нечистый дух. И вот, как подходили, Мария начала хулить и поносить матушку, хотя это не она - то злился нечистый дух на м. Фаину. Матушка остановилась: «Дуня, кропи её святой .водой», -сказала мне, а сама начала крестить Марию. Та вся вытянулась и дух нечистым вышел. Некоторое время она лежала в беспамятстве. Когда пришла в себя и вспомнила, что она говорила, начала плакать. Ей стыдно было. Матушка меня направила к ней. чтобы я наставила её к покаянию. Когда были в Киселевой Балке, матушка сказала, чтобы её облили двенадцать раз водой и она почувствовала, что как невидимая какая-то чешую с ней спала. «Как хорошо» -сказала после этого Мария. Даже кожа у неё на теле стала как обновлённая.
Было, однажды, когда ехали в Киселеву Балку увидели бегущую женщину, которая страшно кричала. У неё был рак матки и она, не теряя страшной боли, бежала покончить жизнь самоубийством. Матушка приказала её остановить. Женщину схватили и повезли к источнику она в пути страшно кричала. Матушка приказала её купать. Женщина мгновенно исцелилась. Первое время женщина от всего происшедшего не могла придти в себя. И когда её привезли домой, то родные стали спрашивать где она была, так как её все искали. Женщина ответила, что её возили куда-то за границу и там её вылечили. Понятую, что она вылечилась в первую очередь. молитвами м. Фаины, очень часто сокрывавшей свой дар исцеления. Всем она говорила, что это исцеляет святое место, вода. Однажды, матушка шла по рынку, вдруг видит стоит женщина и продает обувь, а у самой на ногах очень плохая обувь. Матушка Фаина подошла, спрашивает сколько стоит. Та ответила, что десять рублей. Матушка дала ей десять рублей и заставила надеть новую обувь. Женщина очень благодарила матушку. В воинской части г. Сгаробельска один из работников был тайным верующим (кем он был, прапорщик, сверхсрочник и т.д., сейчас установить невозможно). Он часто посещал людей, куда приходила м. Фаина, часто вместе с ними молился. Внезапно он заболел, предчувствуя, что умрет, просил, чтобы по нём хоть псалтырь читали. Когда он скончался м. Фаина пошла к начальнику части, поклонилась до земли и просила чтобы он разрешил помянуть усопшего по-христиански. Она сказала, что он сам просил её об этом. Начальник смягчился и дал разрешение. Потом покойный явился м. Фаине и благодарил её за это.
Был еще один случай. Продали одни супруги корову, а деньги положили дома. Сестра
мужа тайно забрала деньги и спрятала в своей перине. Десять лет муж думал, что это жена где-
то дела деньги. Дома постоянно из-за этого были ссоры. Господь наказал сестру мужа: она
заболела, лежала очень больная, не вставала . Кто-то предложил проведать м. Фаине эту
больную, так как знали, что матушка часто посещала больных и помогала им. Матушка
согласилась. Koгда пришли в дом, м. Фаина начала стягивать с кровати больную, та охала и
ахала. Когда стянула, взяла нож и разрезал перину, где и достала спрятанные деньги. Вызвали
брата больной, тут он узнал правду. Вскоре больная скончалась. Дочери больной всегда
благодарили м. Фаина за это. Так как все понимали, что за что-то Господь больную наказывал.
У м. Фаины последнее время были у злы с тряпками, она не разрешала их трогать, говоря, что вы потом каждой моей тряпкой дорожить будете. Матушку Фаину всегда украшало глубокое смирение, которым она скрывала свою святость от людей. Прошедшая гонения и ссылки, она осталась несломленной безбожниками. Ничто не могло поколебать ей пламенную веру в Господа Иисуса Христа. Избегала матушка общения с священнослужителями, которые недостойны своего высокого звания или которые сотрудничали с КГБ. С таковыми матушка запрещала общаться и всем своим духовным чадам. Её духовным отцом последнее время был иеромонах Макарий. живший в г. Рубежное. После его кончины она часто посещала eго могилу вместе со своими духовными чадами. Бывало м. Фаина и юродствовала: носила всегда с собой много газет и камней в сумке, которая была очень тяжелой. Наговорит бывало много непонятного по смыслу, а потом придет время и все слова в точности и исполняются.
К этому времени относится следующим воспоминания о м. Фаине одной, ее знавшей, женщины- жительницы г, Старобельска. «М. Фаина часто «ходила к нам, мы с мужем всегда ее принимали. Она была очень добрая, кроткая, ее невозможно было не полюбить. Koгда заходила, то всегда говорила: «Ты нас, Мария покорми». Я спрашиваю: «Что вам подать?». «Нам чайку и кусочек хлеба, а то на том свете чаек ждут всегда, всегда почтут людей чайком. А в сумке у нее было много газет и камушки. Она много говорила такое, что сбывалось, но мы этому тогда не придавали значения». Постепенно вокруг м.Фаины собрались ученики, ей духовные чада. Те кто раньше были под руководством м. Параскевы, перешли к ней. Она явилась настоящей духовноопытной наставницей, умело руководившей своих духовных чад ко спасению. В то время, когда произошло оскудение духовных наст-уников, многие из которых погибли в лагерях и тюрьмах, м.Фаина явилась тем светильником, который Господь поставил на «верху горы» для просвещения заблудшего народа. Всех влекла матушка ко спасению. Её духовными чадами были и старые, и молодые. Порой она чудом вырывала из челюстей вражиих погибающую душу. Каждого вела своим путём. Состоятельных людей она склоняла творить милостыню. Ей часто давали большие суммы денет, а она раздавала их нуждающимся. Она в одно время была и богатой и бедной. Богатой для ближних и бедной для себя. Она была настоящим пастырем стада Христова. Храмы почти все были закрыты, люди начали охладевать к вере. Матушка с великой ревностью стала неверующих приводить к вере, слабых в вере - укреплять, грешных приводила к покаянию, а близких духовных чад делала подобными монашествующим. Если видела, что вступление в брак её духовных чад могло закончиться плачевно, она умоляла Господа и Его Пречистую Матерь сохранить таковых в девстве, что было неоднократно. Но горе было тем, кто её не слушался, кто нарушал её благословение Одну молодую женщину она забрала из села, так как та погибала во грехах. Купила ей дом в г. Старобельске и запретила возвращаться в село. После смерти м. Фаины женщине стало скучно жить в городе и она возвратилась в село. Вскоре попала под трактор и погибла.
Матушка Фаина являлась духовной наставницей верующих,принадлежавших как и она к Истинно-Православной Церкви. Нередко она ограждала катакомбников от самозванцев и провокаторов,выдававших себя за катакомбных священников. Так однажды в её отсутствие приехал к верующим в Старобельск "тайный священник" и заставлял их вкушать привезённые им "святыни". Окормление верующих этим "священником" сразу же прекратилось после возвращения м.Фаины. Она строго запретила иметь общение с самозванцем.
По особому откровению свыше матушка заповедовала верующим, что когда не будет где исповедоваться,причащаться и принимать другие таинства Св.Церкви, то чтобы ехали в Киселеву Балку:"Там Единой Богородице исповедуйте свои грехи, там принимайте воду со св.источника вместе с просфорой-и это Господь сделает вам причастием Св.Таин, там родители благословляйте своих детей на брак и это будет вменяться в венчание". Матушка прямо указывала, что будет глобальное отступление от Православия духовенства, поэтому строго запрещала ездить к авторитетным "духовникам" и "старцам":"Вот я вам показала Киселеву Балку и больше не за кем не бегайте!"
В Старобельске у матушки Фаины были две духовные дочери, которые пользовались особым расположением праведницы за свою простоту, послушание и твёрдую веру.
Первой была Мария из рода обедневших одесских дворян. У неё было трое детей,муж часто пил. Она торговала на рынке,имея врождённый талант к этой работе. Её торговые дела шли очень успешно и приносили ей немалый доход.
Познакомившись с м.Фаиной, она показала изумительный пример послушания, смирения,покаяния и нестяжания.
По указанию матушки она однажды оделась в дорогое платье, а ноги обмотала грязными тряпками и так ходила целый день по городу, победив свою гордость глубоким смирением.
У Марии было изумительное сильное покаяние в содеянных грехах. Очевидцы рассказывали, что когда она стояла в источнике Киселевой Балки, обильные покаянные слёзы капали в воду с её лица.
Щедрость Марии не имела границ. Она творила обильную милостыню нуждающимся, оплачивала транспорт для поездок верующих в Киселеву Балку, по указанию м.Фаины покупала дома для неимущих, не имея никакого сожаления о потраченных деньгах.
Матушка,прозревая её недолгую жизнь, советовала купить для старшей дочери в Луганске квартиру, но дочь отказалась, о чем потом горько сожалела.
Вскоре Мария заболела неисцельным недугом,до последней минуты оплакивая сделанные в молодости аборты. М.Фаина не смогла посетить её перед кончиной, но когда приехала в Старобельск, то долго молилась возле могилы своей верной духовной дочери.
Второй была Нина Васильевна Бурьянова,которую м.Фаина называла "землячкой", так как обе были с Ростовской области.
Нина имела прямой характер, не любила лжи и лукавства, была твёрдой в вере. Когда после Пасхи с нею здоровались:"Здравствуйте, Нина Васильевна!", она неизменно отвечала:"Воистинну Воскресе!".
Нина отличалась изумительным странноприимничеством, в доме у неё часто ночевали верующие,приезжавшие в Старобельск из других мест, странники и подвижники благочестия. Часто её любила посещать и м.Фаина со своими духовными чадами.
У неё останавливался и катакомбный иеромонах Михаил. Нина, хотя и ходила в храм,но имела общение также и с катакомбниками. Отец Михаил через время ей запретил ходить в храм, сказав, что там уже полное отступление от Православия.
Нина беспрекословно подчинилась и молилась с того времени дома.
Матушка Фаина незадолго до своей кончины посетила Нину и сказала ей: "Нинка, я бы и у тебя умерла, да ты не выдержишь этого!" Любовь матушки Фаины к Нине по действию дьявола вызывала у многих зависть и когда матушка скончалась, Нине об этом никто не сообщил.
Ревнительница правды и исполнения церковных правил, Нина Васильевна в последнее время чувствовала своё одиночество среди верующих в наше время.
Скончалась она после продолжительной болезни 16 марта 2009 года в понедельник, в день в который она всю жизнь не вкушала пищу.
Как часто духовные чада м. Фаины слышали её слова видели её чудеса, но мало кто понимал, что перед ними святой человек. Её прозорливость, исцеления ею творимые, казались тогда им обычным явлением. Вспоминает Анастасия Широбокова: В I960 году дня за три до Св. Троицы пришла ко мне м. Фаина помолилась перед иконами и говорит мне: «За послушание иди, нанимай машину, поедем к источнику в Киселевую Балку на третий день Св. Троицы». В то время у моей сестры Вари заболела дочь Рая. Больше 2 месяцев лежала в больнице. Взяли у нес анализы, послали их в Луганск. Так признали рак придатков, готовили ее на операцию. М. Фаина помолилась Богу и говорит: Варя, иди, забирай Варю - повезем ее к источнику». Варя говорит матушке: «Матушка, ей уже назначили операцию». «Иди, под расписку забери». Варя пошла, забрала и на третий день (в.Троицы повезли ее к источнику. В тот год весна была очень сухая, до Троицы дождей не было. Весь лес был в червях. Я наняла машину, насобиралось 20 человек взрослых и 7 детей. Приехали мы туда, к Киселевой балке, она находится на границе Ростовской и Луганской областей, в 9 км от селения, в лесу. Когда мы приехали в лес, машина остановилась. Все вышли из машины. Машина была грузовая, с будкой, покрытой брезентом, внутри были лавочки. Когда мы вышли из машины, сильно палило солнце, на небе ни одной тучки. К нам навстречу подъехал объездчик леса и спрашивает: «Откуда столько людей?». Матушка ему до пояса поклонилась и отвечает. «Лечиться приехали». А он ей говорит: «Вы бы помолились, чтобы дождь прошел». Матушка перекрестилась, ссунула с головы платок, и говорит: «Господи, дай дождику» Когда только она это сказала, в ту же минуту, сразу же за ее словами, полил на нас дождь, так что мы все мокрые были, а вокруг везде сухо. Я сколько жила, но такого чуда еще не видела. Все люди, кто приехал, пошли в балку, а меня м. Фаина оставила возле машины, сказавши: «Будь там». В будке была жена моего брата Нина, с маленьким ребенком. Когда м. Фаина вышла с балки, Нина говорит матушке: «Я пойду с дитем в балку» М. Фаина ей ответила: «Не надо, и здесь Господь послал благодать!» Матушка подошла ко мне и говорит: «Ну, объездчик понял, что это?» А я стою и думаю: «Что объездчик понял?»

Метки: